Контакты
Волжский - Город Моей Судьбы
         
Главная   О городе   DoZoR   Форум   Ссылки  
Новости   ФлешМоб   Ролевые игры   Конкурс   Хостинг  

О Волжском

Безродное (3)

Тяжелая страница истории села Безродного была в период гражданской войны (1918—1920). Когда свершилась Октябрьская революция, многие жители, а в основном это были бедняки, сразу приняли сторону Красной Армии, надеясь с победой нового строя получить свободу, землю и лучшую жизнь. В это свято верило большинство. Когда был брошен клич о поддержке сражавшемуся Царицыну, на местах стали создаваться продотряды, которые переправляли через степи хлеб и продовольствие. Был такой отряд и в селе Безродном.

В белой гвардии служили в основном сыны богатых и зажиточных людей. Они не хотели помогать революции и соответственно объявили войну крестьянским отрядам. Здесь, в степях, как и по всей России, тогда рекой лилась братская кровь. Все россияне, по сути, разделились на два враждующих лагеря.

Есть в Рабочем поселке улица имени Казначеева. Иван Прокофьевич Казначеев в 1919 году был начальником почтово-телеграфного отделения, заместителем председателя волостного правления села Верхняя Ахтуба (Безродного). Он погиб от пыток на своем посту, когда белогвардейцы хотели завладеть местным телеграфом.

А вот что узнаем из воспоминаний бывшего жителя села С. 3. Королева: «Я родился 15 августа 1886 года в селе Верхняя Ахтуба Царевского уезда Астраханской губернии в семье крестьянина-бедняка, каких была основная масса. В семье было пятеро детей, но учился я один, закончил три класса в местной школе. Не находя применения в родном селе, я в 14 лет поступил работать кочегаром на пароход в Царицыне. Затем перешел на работу на французский завод, затем на завод Нобеля. (J 1905 года включился в революционную деятельность. В 1919 году, когда село Верхняя Ахтуба было освобождено от белых банд, я был избран председателем волостного революционного комитета (волревкома) и назначен военкомом волости. Мною был создан отряд добровольцев для охраны левого берега Ахтубы и Волги. Сталинград еще находился в руках белых. В это время я вступил в партию ВКП(б), это было в июне 1919 года. В конце августа 1919 года я со своим отрядом и учреждениями отступил в степи. Из села Быково я с отрядом добровольцев ушел на фронт и в селе Новоникольском влился в отряд Тарлыгина. Наш отряд разбил полк белых в селе Рахинка...

Вернувшись в свое село, я опять был председателем ревкома и командиром заградительного отряда. В 1920 году я был избран членом уездного исполкома, заведующим отделом здравоохранения и состоял в отряде ЧОН (части особого назначения. — Т. Б.)»

В память о тех далеких событиях на берегу Ахтубы в нашем городе стоит памятник воинам двух войн. Это подлинное место захоронения всех жертв гражданской войны — братская могила. Сначала был поставлен скромный обелиск с красной звездочкой, в 1955 году строители установили бетонную плиту, а с 1975 года стоит обелиск работы скульптора П. Л. Малкова, который воздвигли жители Волжского в знак верности и памяти жертвам двух войн, в этой могиле в 1942 году были похоронены летчики, сбитые над Сталинградом.

В селе Безродном был похоронен двоюродный брат В. И. Ленина С. Н. Горшков. В 1921 году он поехал в Москву, забрав с собой все документы, подтверждающие родство с Лениным. Степан Николаевич хотел встретиться с Владимиром Ильичом и его сестрами. В Москве ему удалось встретиться лишь с Марией Ильиничной и Анной Ильиничной. Свидания с Лениным у Горшкова не было, так как Владимир Ильич в те дни болел. Степана Николаевича просили подождать, но он заторопился в Астрахань, где работал конторщиком на известном курорте Тинаки. В дороге С. Н. Горшков заболел тифом и в селе Безродном около Царицына скончался 27 мая 1921 года. .Узнав о смерти мужа, А. В. Горшкова поехала в Безродное, но его уже похоронили чужие люди. Пропал весь багаж, одежда и все документы, связанные с семьей Ульяновых, которые Степан Николаевич особенно оберегал1.

В 30-х годах XX столетия в селе Верхняя Ахтуба, как и по всей стране, стали создаваться колхозы и ТОЗы (товарищества по обработке земли). На территории Безродного был создан колхоз «Пролетарий», который потом разукрупнили и сделали три хозяйства: «Безбожник», позже переименованный в «Большевик», «Красный буксир» и «Красный Октябрь».

В 1933—1941 гг. председателем колхоза «Большевик» был И. А. Усанов. Безродненцы очень тепло вспоминают тот период и имя этого человека. В 1941 году односельчане избрали Ивана Александровича председателем сельсовета. Он был уполномоченным по строительству железной дороги Паромное—Астрахань.

Это был очень честный и порядочный человек. Всем сердцем и душой разделял он переживания своих земляков. Много работал над преобразованием и благоустройством Верхней Ахтубы. Старался всячески облегчить труд колхозников. Организовал сооружение канала для полива огородов, i те годы колхоз выращивал много овощей, и крестьяне сдавали урожай, получали хорошие деньги. В 1939 году И. А. Усанов был участником Всесоюзного сельскохозяйственного совещания, на котором были отмечены успехи возглавляемого им колхоза и подарен автомобиль ГАЗ-51. Жители очень гордились этой наградой. На машине они возили свои овощи в Сталинград. Там были открыты торговые ларьки — собственность колхоза. Перед войной в селе начала работу первая сберкасса, где стали хранить колхозники свои сбережения.

Производство овощей стимулировалось и поощрялось: во-первых, 10 процентов произведенного урожая оставалось в распоряжении колхоза; во-вторых, принимали полторы тонны как за две, а тонна огурцов «шла» за полторы. Тогда же была введена звеньевая система работы. За каждым звеном закреплялся участок земли и давался план. Сверхплановая продукция оставалась в звене и делилась на всех. Это крестьянам нравилось, и они старались повысить урожай.

Председатель сельсовета часто ездил в Москву за промтоварами. На колхозные деньги он привозил огромные тюки тканей, детской одежды, предметов женского туалета, «чувалы» чулок и носков. Жители его очень любили и всегда встречали с радостью. Привезенный товар распределялся только между теми, кто трудился в колхозе. Известен случай, когда Иван Александрович не отрезал ткани на платье своей родной сестре, потому что она не была членом колхоза.

В доме Усановых находили приют многочисленная родня и нуждающиеся. В разное время у них жили командированные железнодорожники, специалисты-мелиораторы, инженеры-гидростроители. По выходным дням в доме Ивана Александровича собирались колхозники послушать новости в стране и мире. Он делал обзор газет и журналов, которых получал много. На эти политбеседы приезжали даже звеньевые и агрономы из соседних сел. О том, что колхозники Верхней Ахтубы жили хорошо и весело, говорит еще один случай. В 1936 году сельсовет организовал для передовиков производства необычное поощрение. Тем, кто отличился в труде, была предоставлена возможность пролететь на самолете и посмотреть на родное село с высоты птичьего полета. Аэродром в Средней Ахтубе уже был, и вот оттуда десять человек по пять минут каждый поднимались в небо и осматривали окрестности. Это было незабываемое событие для тех, кто летал, и прекрасное зрелище для остальных.

В районе Осадной балки колхозники заложили фруктовые сады. Люди научились выращивать яблоки, груши, вишни, сливы, разные ягодные культуры. Когда сад подрос и стали набегать «варяги» из-за Волги, И. А. Усанов организовал молодежь на дежурство по охране общественного сада. Иван Александрович изучал опыт краснодарских агрономов, и по их технологии на влажных землях пытались выращивать рис.

Председатель был в курсе всех дел и событий сельчан. Первым приходил на помощь и выручку. Однажды он пришел домой уставший и в обгоревшем ватнике. В Безродном горела мельница, колхозному хлебу грозила большая беда. Тушили пожар всем селом, но Усанов первым бросился в огонь и стал выкидывать мешки с мукой на улицу через окно. Сельчане конвейером подавали ведра с водой на второй этаж и обливали горящие стены и Ивана Александровича.

В 1941 году он был призван на фронт. Пройдя с боями до самой Германии, 26 апреля 1945 года, за две недели до Победы, Иван Александрович погиб в бою в городе Ниски. Там же и был похоронен со всеми воинскими почестями. Ему было всего 38 лет. Когда жена, Анна Григорьевна, получила похоронку, все село выстроилось в очередь у дома Усановых, чтобы передать слова соболезнования. Большая потеря для Верхней Ахтубы и большое сожаление о тех, не свершенных добрых делах, которые мог бы сделать этот человек для людей!

Воспоминания об И. А. Усанове мне любезно предоставила его дочь В. И. Абалихина.
Земли, на которых располагалось село Безродное, отошли к Средней Ахтубе, а вскоре и перенесли туда районный центр. Дальше все пошло по старинной русской пословице: с глаз долой — из сердца вон... Районное начальство не только не поддерживало село, но и собственными руками его разрушало. Сначала, еще в 1940 году, а затем после войны были разобраны на кирпичи церковь, монастырь, стали разрушаться здания сельсовета, школы, избы-читальни, добротные общественные дома. Кирпич увозили на строительство домов в Среднюю Ахтубу.

Люди стали разъезжаться в близлежащие села. На месте оставались только те, кто «доживал свой век». Но совсем село не исчезло...

Верхнеахтубинский сельсовет был достаточно большим по территории. В фондах Приморского РОНО Среднеахтубинского архива за 1946 год я нашла перечень школ, которые были в ведении Верхней Ахтубы: начальные школы в

Осадной балке, в поселке им. Кирова, в колхозе «Красный буксир», в хуторе Киляковка, в хуторе Новеньком, в хуторе Тутове, в хуторе Суходол, а также неполная средняя школа в селе Верхняя Ахтуба.

Там же работала изба-читальня.

В 1950 году вышло постановление советского правительства о строительстве на Волге Сталинградской гидроэлектростанции и об орошении и обводнении районов Нижнего Поволжья.

Р. М. Дорогов, писатель, бывший диспетчер Волгоградгидростроя, в своей книге «Город на главной улице» писал: «Левобережный хутор с сиротским названием Безродный сделался вдруг знаменитым на всю страну — сюда пришли строители. Насчитывающий не более 10 дворов, в один прекрасный день перегнал по плотности населения иные города, в каждом закуточке пристраивались и ютились строители».

А вот что увидел А. А. Марфенко, который прибыл сюда в 1950 году и был начальником второго отделения Верхнеахтубинского исправительно-трудового лагеря.

Грузовичок остановился возле двухэтажного домика над круто уходящим вниз спуском, в степной дали виднелись две мельницы — каменная и деревянная с распластанными крыльями, чуть поодаль от здания сельского Совета группка мазанок, а под спуском три дома. Посредине, словно наседка, возвышался двухэтажный особняк старинной постройки, и куда ни глянь — ни человека, безмолвная тишина. Школа была закрыта на висячий замок. Зайдя в сельсовет, мы нашли там председателя Семена Филипповича Казакова. От сельсовета вниз к двухэтажному особняку вела, как видно, уличная дорога. Дом был поставлен на высоком каменном фундаменте, из плотного кругляка, с окнами, украшенными резными наличниками. Нам пояснили, что это дом бывшего местного богача Батракова Ивана Дмитриевича. В этом доме теперь правление колхоза «Большевик», а председательствует Николай Капи-тонович Черкасов. С двух сторон под крутым обрывом стояли дома, а чаще просто в два окна хаты, крытые почерневшей соломой, позади домов протянулся ерик, слева от здания сельсовета, наверху, никаких строений не было, справа, немного поодаль, стоял памятник с красной звездочкой над пирамидкой, дальше виднелась изба, и рядом с нею три дома, один из них был сложен из красного кирпича. Судя по металлическим дверям и зарешеченным окнам — магазин.

— Если бы вы пожаловали к нам до войны... — медленно начал Казаков, — село-то было вон какое: на десять тысяч жителей, поболее, чем сейчас Средняя Ахтуба. Остался от Безродного один пшик, десятков пять домов — больше не наберется. Можно устроить семьдесят-восемьдесят человек. А мельница наша была знаменитая на всю округу, ее построил немец Дамер в 1911 году. Дельный был мужик, прижимистый хозяин. Деревянная «крылатка», что стояла рядом, принадлежала братьям Садчиковым. Был здесь и дом Дамера, пятистенный, в три этажа с балконами. Жил в нашем селе еще один знаменитый человек Иван Андреевич Кляузов — садовод. С Мичуриным был знаком, советы от него выслушивал и завел здесь самые лучшие сорта яблок, груш, крыжовник, смородину и ягоды на все вкусы. Была здесь и церковь с колокольней, — продолжал председатель, — женский монастырь стоял, монашки до сих пор в Безродном обитают. В 30-х годах пытались разбойники разобрать монастырь и увезти кирпич церковный, да не удалось им, стены были очень крепко сложены.

В войну, во время Сталинградской битвы рухнули, не выдержали фашистских снарядов. Одна только мельница и уцелела.

На месте села Безродного решено было построить временный деревянный поселок для строителей, который в 1952 году получил название Волжский, а первым председателем Волжского поссовета был А. С. Заболотников. Только 22 июля 1954 года по Указу Президиума Верховного Совета РСФСР поселок Волжский был преобразован в город Волжский.

В настоящее время в городе сохранилось только три «памятника» тех далеких времен: здание бывшей волостной управы, построенной в 1881 году, где размещается после реставрации картинная галерея, паровая мельница Дамера и братская могила воинов на берегу Ахтубы.

Интересно, что центральная площадь Волжского находится там, где

Располагался центр села Безродного. Первым начальником строительства ГЭС и города Волжского был Федор Георгиевич Логинов, человек-легенда, о нем уже написано много, и, надеюсь, еще напишут, его именем названа первая улица при въезде в город, его имя носит стадион.


 
Новости
Полезное
DoZoR
Последняя игра:
2008-11-22
"КАЛЕЙДОСКОП"
Следующая игра:
информации нет

Хостинг
Конкурс
Бесплатный хостинг интересным проектам.
20Мб + php + mySQL
Фотоконкурс "От сессии до сессии…"
Галерея
Площадь Ленина

Тополь, посаженный основателем города

День молодежи. Файер-шоу в парке «Гидростроитель».

 

Контакты
email:admin@vol34.ru
ICQ 667471

Все права защищены