Контакты
Волжский - Город Моей Судьбы
         
Главная   О городе   DoZoR   Форум   Ссылки  
Новости   ФлешМоб   Ролевые игры   Конкурс   Хостинг  

О Волжском

История ВТЗ

Строительство трубного завода — это целая эпоха в истории Волжского, которая стала судьбоносной для тысяч волжан и их семей. В городе в это время уже была построена гидроэлектростанция, заводы химии, подшипниковый, абразивный, два военных завода и другие — все союзного значения. Волжский гремел на всю страну своими героями и трудовыми традициями. Он уже так был насыщен предприятиями, что работающее на них население составляло более половины всех проживающих.

И вдруг 25 августа 1965 года Верховный Совет СССР издает распоряжение № 141р «О строительстве комплекса трубоэлектро-сварочного цеха для выпуска газопроводных труб диаметром 530—1420 мм в г. Волжском». Решение было продиктовано возрастающей потребностью страны в трубах большого диаметра, резко наращивался объем добычи нефти и газа.

Причина заключалась в том, что в 1961 году ФРГ ввела эмбарго на поставку в СССР труб большого диаметра. В стране начинался топливно-энергетический бум... Только в Тюменской области бурение проводилось уже на 95 разведочных площадях. затраты на это составили астрономическую сумму — 4 млрд рублей. И это один регион. А были еще Узбекистан. Туркмения. Мангышлак, Ямал и Оренбург. Естественно, трубопроводы были нужны державе как воздух.

Почему выбор пал на Волжский? Ответ простой и резонный, все близко — энергетический узел, вода, ровная как стол степь. Проектировщики выбрали пустырь рядом с ГПЗ-15. К потенциальному заказчику близко, а металл — с волгоградского завода «Красный Октябрь».

20 августа 1966 года строители забили колышки на месте будущего Волжского трубного завода. И первым — как самый важный на этот момент для государства — решают строить трубоэлектросварочный цех (ТЭСЦ).

С подрядчиком быстро определились — это Волгоградгидрострой — организация, в послужном списке которой Волжская ГЭС, Мамаен курган, заводы химии и много других важных объектов. Директором завода стал В. И. Ласенко, бывший главный инженер «Красного Октября».

Второй директор ВТЗ Н. А. Богатов (при Ласенко он был главным инженером ВТЗ) работает сейчас в одной из лукойловских структур в Москве. На заводе это имя до сих пор произносится с добрым чувством и уважением. В 1968 году он был начальником цеха на Северском трубном заводе. Потом защитил кандидатскую и всерьез собрался уходить в науку. Но его направили в Волжский.

...Город ему понравился, но то, что творилось на заводе, не очень. Одни строители, трубников просто нет, а уже пора монтировать оборудование. Понял — нужно обрастать специалистами. Кадры пришлось собирать со всей страны.

Обстановка на строительстве была тяжелая. Сроки не соблюдались, все всем мешали, шум, нервы, неразбериха. К тому же у «вызовников» не было никаких бытовых условий. Людям пообещали жилье. Но оно еще не было готово. Немногочисленный «верхний эшелон» разместили в гостинице «Волжская», рабочих — во ВНИИАШе, освободив несколько больших комнат, жили по тридцать человек. Приезжавших летом отправляли в палаточный городок, который располагался внизу, у реки.

«Эти люди были настоящими фанатиками, — говорил тогдашний начальник ТЭСЦ Юрий Баранов, такой же фанатик, как и его товарищи. — ВТЗ стал чем-то вроде филиала Урала. Ведь почти все ведущие специалисты были оттуда. Уральцы работают здесь до сих пор.

Сейчас старые соратники Богатова тепло вспоминают о нем. Жесткий и вместе с тем человечный, превосходно знающий свое дело, дипломатичный, но бескомпромиссный, когда надо было отстаивать интересы ВТЗ в каких-нибудь властных коридорах, Богатое добился того, чтобы с ВТЗ не только считались в решении разных городских вопросов, но и отдавали кое в чем предпочтение.

Когда мы приехали сюда, то сразу столкнулись с необходимостью строить много жилья. Но, кроме денег, которые надо было выбивать по министерствам, нужно было еще добиваться лимитов на «на метраж». Так вот Богатов добился, например, в 1970 году выделения для трубников 15 тыс. м2 жилья, такого количества еще никто не получал из заводов...

Горение на работе, стремление успеть все он считал совершенно естественной вещью. И успевал... Правда, этим он подорвал свое здоровье и перенес два инфаркта. Работа для него — призвание, судьба, долг. Для него всегда было важнее отдать, чем взять. Богатов часто вспоминал своих коллег с Урала и с восхищением называл их титанами, корифеями, способными решить любые задачи. Ни высокие должности, ни регалии, ни материальные блага его не интересовали — только профессиональная состоятельность, дело».

Проработав на заводе восемь лет, он «пошел» заместителем начальника Госплана СССР по трубной промышленности. Ныне Н. А. Богатов — профессор, доктор экономических наук, живет и работает в Москве. Н. А. Богатова многие до сих пор считают самым сильным из директоров.

29 октября 1969 года завод выпустил

Город энергетиков и химиков Волжский стал ещё и городом металлургов.

Но металл пока был невысокого качества. Причина заключалась в следующем. Одновременно с принятием решения о строительстве ВТЗ был определен головной поставщик металла — Новолипецкий металлургический комбинат. В Липецке монтировали стан «2000». Именно на нем производилась сталь для ВТЗ: 240-метровая полоса, свернутая в рулон, который весил более 30 т. Металл согласно технологии сворачивался еще горячим, а когда остывал, проверить его качество было невозможно. Трубники были недовольны липецким металлом. Началась эпопея борьбы за качество. Коньком Николая Александровича была экономия металла — в этом был его интерес и как ученого, и практика-производственника, и гражданина. Труд нескольких лет был направлен на то, чтобы уменьшить вес трубы без ущерба для качества.

Завод набирал мощность. В 1973 году немецкой фирмой «Маннесманн» смонтирован стан «2520». В такую трубу спокойно въезжал автомобиль «Жигули». В середине 70-х волжские трубники уже знали, что могут освоить любую технику. К тому времени полностью автоматизировали сварку спирально-шовных труб. В процессе работы было запатентовано восемнадцать изобретений. Был автоматизирован процесс формовки и ультразвукового контроля качества шва. Еще одним важным шагом было строительство термоотдела, где труба, пройдя через нагрев до 900°С, а затем отпуск, становилась гораздо прочнее.

Немногим дольше руководил заводом В. X. Касьян. Целеустремленность была основной чертой его характера. А еще властность и требовательность, то есть умение руководить четко, поставить задачу и умение спросить с исполнителя. Это при нем был построен еще один цех — трубопрокатный первый, а также база отдыха, общежития, новое здание заводоуправления и самый красивый в городе сквер возле него.

Уехал В. X. Касьян в Москву заместителем директора центрального ГИПРОМЕЗа — института по проектированию металлургических заводов. ...Трубники о нем хранят самые светлые воспоминания и по сей день.

Десять лет был главным инженером ВТЗ И. И. Пичурин, человек, который правильно запрограммирован на все!.. Большой эрудит, великолепный инженер. Кандидат технических наук. Он настолько хорошо и грамотно работал, настолько у него все было по плану, что он мог в отсутствие директора успешно решать вопросы первого руководителя и вести всю инженерную службу. Технически подготовленный, с большим опытом уральской работы, он с собой привез много работников. Он сохранил систему, которую ввел Касьян, — оперативки утром и вечером. Это позволяло ему полностью держать ситуацию под контролем. Ему было трудно, он имел двойную нечеловеческую нагрузку в отсутствие директора. Специалисты-старожилы вспоминают его с большим уважением и словом «умница». Сейчас он живет в Екатеринбурге, заведует кафедрой Уральского политехнического университета. Иногда приезжает в Волжский, встречается с коллегами и друзьями и говорит, что самые лучшие годы — это годы работы на ВТЗ.

В 1980 году был пущен трубопрокатный цех № 1, который специализируется на выпуске горячекатаных труб для машиностроения, в первую очередь подшипниковых. Стоимость цеха — 200 млн рублей, и он — самый крупный в Союзе среди подобных. Особенность цеха состоит в том, что он полностью укомплектован отечественным оборудованием. В 1985 году это производство позволило отказаться от импорта машиностроительных труб в нашу страну.

ТПЦ-1 стал настоящим университетом для управленцев-практиков. В этом цехе получили закалку известные трубники Ананян, Князьков, Иночкин, Степанченко, Данилов и многие другие. Здесь же начался карьерный взлет В. В. Садыкова. Он приехал на завод из Магнитогорска в 1985 году. Поработал некоторое время в заводоуправлении, а затем был переведен в цех, где и «отличился» во время кризиса 1986—1987 годов.

27 сентября 1984 года Совет Министров СССР принял решение о строительстве на Волжском трубном заводе ЭМК (электрометаллургический комплекс) — огромного завода в заводе. В него должны были войти два основных цеха — электросталеплавильный (состоящий из двух электродуговых печей по 150 т каждая), трубопрокатный и несколько вспомогательных. Этот комплекс должен был полностью обеспечить металлом сам завод и поставлять его другим заводам. Но главную цель, которую ставило перед ЭМК государство — резко сократить импорт труб нефтяного сортамента за счет выпуска своих, отечественных.

Подрядчиков было два: немецкая фирма «Маннесманн» и итальянская «Италимпьянти», которая предложила свои услуги на 200 млн долларов дешевле, — это и решило судьбу контракта. Срок действия контракта 3 года. Таким образом, страна в лице ВТЗ получила новую, хотя и не новейшую технологию. Но и по сей день равного ЭМК по мощи и прогрессивности технических решений комплекса в России нет.

В 1987 году в строй металлургических объектов ВТЗ был введен беспрецедентный прессовый цех (ТПЦ-2) стоимостью 240млн долларов.

Оборудование для цеха поставили известные фирмы «Маннесманн» (ФРГ) и «Крекпуир» (Франция). Вскоре после ввода комплекса встала проблема сырья. Такой поворот событий ударил и по всей металлургии страны. Металлоломом стали заниматься коммерсанты-перекупщики. Продавать его за границу стало выгоднее, а государство еще и «открыло» для вывоза вторсырья зеленую улицу, отменив в 1996 году экспортную пошлину.

Волжане хорошо помнят трехлетнее пребывание иностранных рабочих на строительстве ЭМК. Железный занавес поднялся для Волжского раньше, чем для многих советских городов. Вспоминается крылатое выражение, выданное неким гостем посреди универсама: «Как хорошо, что вы не знаете, насколько плохо вы живете». Да, страна тогда бедствовала. Поселились иностранцы в специально возведенном жил городке — «кампо» на территории трубного завода, состоящем из нескольких десятков сборных домиков, естественно, со всеми удобствами. Весь город знал, что «кампо» живет на всем привозном, включая воду... Многие тогда стремились попасть туда на работу в качестве обслуживающего персонала, так как получали зарплату в долларах. Но не умеющие жить без «государства» советские люди сразу столкнулись с массой проблем социального характера. Работа по контракту. 12-часовой рабочий день, один выходной в неделю, неоплата бюллетеней и отсутствие дополнительных дней по уходу за ребенком. О материальной помощи не могло быть и речи...

Теперь, спустя годы, хочется все же попытаться ответить на старый вопрос: оправдал ли себя ЭМК? В середине 90-х годов именно ЭМК спас жизнь трубному заводу. Именно за счет своего металла и за счет продажи нефтепроводных, обсадных и газлифных труб завод удержался на плаву.

В марте 1980 года в Волжский приехал В. Г. Зимовец принимать предприятие. Утверждение Зимовца на пост директора состоялось не только благодаря его личным качествам и заслугам, но и по стечению обстоятельств. В то время Зимовец работал заместителем директора Челябинского трубного завода по капитальному строительству.

— Я всегда хотел стать директором. Хотел попробовать себя в таком крупном деле и чувствовал в себе силы, — говорит Зимовец. И фортуна улыбнулась ему. Несколько кандидатов просто отказались от хлопотного назначения. В списке на резерв он был седьмым.

После спокойного периода правления Касьяна четырнадцатилетняя «эпоха» Зимовца показалась очевидцам настоящей революцией, плавно переросшей в добротный тоталитарный режим. Зимовец любил ходить по цехам инкогнито. В кепочке и в куртке, без всякого сопровождения он появлялся в каком-нибудь из цехов и тщательно инспектировал все его закоулки от станов до туалетов. Иногда реакция директора на какой-нибудь «непорядок» могла быть совершенно неожиданной, жесткой и даже жестокой. Еще одно новшество привнес Зимовец в жизнь ВТЗ. Директор входил в один из кабинетов заводоуправления, садился за какой-нибудь пустующий стол и начинал работать. Когда появлялся загулявшийся хозяин стола, Зимовец глядел на часы и сообщал, что его не было сорок минут. Все это время предприятие обходилось без него, значит, обойдется и впредь... Человека после этого сокращали.

Фигура В. Г. Зимовца на заводе и в городе характеризуется неоднозначно. С одной стороны, при нем развернулось такое огромное строительство, как электрометаллургический комплекс (ЭМК). Едва ли еще кто-то рискнул бы так широко развернуть стройку. Нужна была смелость взяться за такой объект. И потом, когда стало ясно, что ни в городе, ни в области для ЭМК нет специалистов, Зимовец добился того, чтобы объект был объявлен «комсомольской стройкой», через центральную прессу бросили клич, и народ начал понемногу прибывать. И то, что сегодня ВТЗ имеет такой облик и мощь, это его заслуга.

С другой стороны, Зимовца называли «злым гением ВТЗ». Одна из главных причин тому — история с разделением завода на дочерние предприятия. Общепринятая, кстати, во всем мире процедура. По такому же принципу поделены на небольшие части многие металлургические гиганты на Западе. Но в случае с ВТЗ вопрос был решен наскоком, без тщательной проработки. Для ВТЗ настали черные времена.

С именем Зимовца связано еще одно новшество — строительство поселка Металлург. Идея заключалась в том, что рабочим и служащим трубного завода, стоящим в очереди на получение жилья, разрешалось позволить собственные дома. Металлург -это первый в стране опыт по застройке индивидуального жилья в пределах городской черты.

Решением исполкома Волжского городского совета 1/29 от 16 января 1987 года было выдано архитектурно-планировочное задание на разработку проекта застройки жилого поселка усадебного типа Металлург в 4 очереди площадью 200 га. Поселок рассчитан на население в 7500 человек.

Несколько первых домов выстроил Волгоградгидрострой, затем трубники брали планы на землю, ссуду. На территории строительства была организована база-магазин, где застройщикам отпускался дефицитный в то время строительный материал. Это было новое дело, и опыта ни у кого не было. Проект был почти фантастический, но индивидуальное жилье невозможно организовать даже заманчивыми перспективами. Каждый застройщик строил по-своему, и постепенно «рушилась» идея. Теперь это просто еще один частный сектор внутри города.

Времена менялись. Начали создаваться кооперативы. ВТЗ оказался в лидерах: его «Трубник» — один из старейших кооперативов города. Но первым по-настоящему крупным начинанием «нового экономического мышления» стало АО «Акрас-Т».

«Акрас» стал первым (!) акционерным обществом не только в городе, но и в области. Позже на ВТЗ была основана еще одна крупная коммерческая структура — торговый дом «ВиТяЗь», «Акрас» стал учредителем нового АО, взявшего на себя реализацию продукции ВТЗ и поставки сырья. «ВиТяЗь» рос не по дням, а по часам и вскоре вырос до неимоверных масштабов — через торговый дом шло большинство финансовых потоков завода, и, естественно, с каждой сделкой его влиятельность и вес увеличивались.

В ноябре 1992 года вышел указ президента о разгосударствлении предприятии РФ Руководство завода приняло решение приватизироваться и занялось поиском крупного инвестора. На обладание заводом претендовали тогда Италия и Австрия. Оба уважаемые капиталистические государства, но оба отказались от своих претензий, потому что сочли завод слишком большим и обременительным.

В октябре 1993 года прошло разгосударствление предприятия через акционирование и началась фактическая приватизация. Волжским трубным заинтересовался банк «Менатеп». Одна из структур «Менатепа» — фирма «Малахит» выиграла акционерные торги, приобрела 40,5 процента акций завода. У рабочих завода, которые получили 25 процентов, «Малахит» выкупил еще 22 процента акций, которых и хватило до контрольного пакета. Кроме «Малахита», акции трубного завода оказались еще у 18 юридических лиц. Новый хозяин не кинулся рьяно участвовать в делах завода, «Менатеп» еще долго оставался в тени, потому что ВТЗ жил до 1994 года еще вполне благополучно.

На фоне общего спада производства дела завода шли действительно неплохо.

Хотя трубы сильно подорожали на внутреннем рынке, для заграницы они, наоборот, казались дешевыми и поэтому покупались охотно.

...Но вскоре был введен валютный коридор... Для трубного это был удар: при малом объеме производства и твердом долларе продажа небольших партий труб приносила лишь убытки. Слишком велика была себестоимость.

Сложность ситуации усугублялась реорганизацией завода: из головного ВТЗ выделились 17 дочерних предприятий: «Трубосварочное», «Трубопрокатное-1», «Трубо-прокатное-2» и т. д. Однако обретение каждым из них статуса юридического лица собственных счетов и относительной свободы не принесло удачи ни «дочкам», ни «папаше». В долгах оказались все. Рынок сбыта завод окончательно потерял.

И вот тогда в Роспроме забеспокоились. Нужно было принимать экстренные меры по выведению завода из кризиса. Отстранив от руководства Зимовца, на завод присылают нового исполнительного директора — В. Кащеева. Все функции взял на себя совет директоров. На самом деле у Кащеева не было ровным счетом никаких полномочий. Все стратегические вопросы остались за роспромом. Директор должен был согласовывать с Москвой любой текущий вопрос, плоть до мелочей…

Ситуация была критической. 1995— 1996 годы — самая черная полоса в истории трубного. В 1995 году завод произвел 186 тыс. т труб — около 10 процентов от мощности предприятия. Задержка заработной платы составила два-четыре месяца. Себестоимость труб неоправданно высока, рынок потерян. Портфель заказов пуст, огромные цехи ВТЗ простаивают, коллектив деморализован и обижен невниманием работодателя. Начались забастовки, рабочие стали выходить с требованиями взять уп-раапенне заводом к городской администрации. В 1996 году завод выпустил только 106 тыс. т труб, что составляло 5 процентов от мощности и принесло заводу 125 млрд рублей убытков.

Огромных усилий стоило председателю профсоюзного комитета Юрию Васильевичу Берестневу сдерживать людское негодование и быть буфером между коллективом и хозяевами, которые вообще отказались от решения каких бы то ни было социальных вопросов. Он направлял много тревожных и угрожающих писем в разные адреса: самому «хозяину» Ходорковскому, председателю совета директоров АООТ «Волжский трубный завод» Голубовичу, мэру города Кононову, губернатору области Шабунину, депутату Куликову, Строеву, Селезневу, Ельцину...
После этого совет директоров решает передать управление команде местных специалистов. Вскоре предложение возглавить завод получает В. В. Садыков.

К концу 1997 года завод оживился, команда В. В. Садыкова начала работать достаточно успешно, люди на заводе стали исправно получать заработную плату (ту, которую задолжали, погашали товарами). Как на дрожжах росли объемы производства — в 1997 году на 62 процента. Появились новые заказы. Тревожило сильно одно — долги.

В 1998 году завод уже должен был в бюджеты всех уровней больше своего годового оборота. Заплатить эти долги было все более нереально, и перед заводом все четче вырисовывалась перспектива банкротства. Подготовка процедуры заняла около года: над проектом работала большая группа юристов и экономистов Роспрома. Но все это происходило втайне от местных чиновников.

В 1998 году ВТЗ разделили — образовалось новое предприятие ОАО ПО «Волжский трубный завод». Трубный ушел от долгов. Начав производить продукцию в полную силу, Волжский трубный стал исправно платить налоги в бюджеты всех уровней.

Завод даже начал развиваться. Крупным достижением Волжского трубного завода стало строительство долгожданного цеха для нанесения трехслойного покрытия на трубы большого диаметра стоимостью 12 млн долларов. Цех, оснащенный современным оборудованием, был смонтирован и запушен в рекордно короткие сроки. За каких-то четыре месяца волжанам удалось из пустого пролета ТЭСЦ, где еще не было фундаментов, сделать мини-завод, выпускающий готовую продукцию. Этот цех был создан непосредственно под заказ Каспийского трубопроводного консорциума.

В мае 1999 года пущен цех для нанесения защитного трехслойного покрытия труб большого диаметра.

Имя В. В. Садыкова возникло в Волжском неожиданно. И везде сразу. Он жил здесь и раньше, но всеобщей известностью обязан выборам в областную думу 1998 года. О производственной смелости Садыкова ходят легенды. В середине 80-х, едва приехав на завод из Магнитогорска, он начал работать в отделе организации труда, где с успехом проработал четыре года и был назначен первым заместителем директора по экономике. При этом Смыков не искал легких путей в карьере. В свое время он работал в проблемном ТПЦ-1. Когда в очередной раз освободилось «проклятое» место мастера на трубоотделке, где никто больше двух-трех месяцев не держался, Садыков попросился туда сам. Коллеги восприняли новость о неслыханном чудачестве с любопытством — сколько же протянет? Некоторые жалели: обожжется парень. Но Садыков с честью выдержал экзамен, дав друзьям повод для белой зависти — где можно лучше всего себя проявить, если не в безнадежном, гиблом деле?

Став директором, именно Садыков вернул заводу понятие команды. Это произошло как нельзя более своевременно. Пережив такой стресс, предприятие разуверилось во всем. Чтобы вернуть завод к жизни, требовался руководитель с недюжинной харизмой, способный увлечь за собой людей. Садыков взялся...

Заводчане поверили новому директору, оценили его способности и даже полюбили его всем сердцем. Об этом с восторгом говорили все — от рабочего до начальника цеха. Следует отметить, что команда нового трубного — это вовсе не только сборная команда директоров, к полноправным членам команды Садыкова причисляют себя и начальники цехов, их заместители, энергетики, мастера и т. д. Авторитет директора был очень высок, люди говорили: «Раз Садыков так сказал, значит, так будет».

В. В. Садыков получил блестящее образование — и инженера-металлурга, и экономиста. Прошел снизу вверх всю послужную лестницу. Его успех видится в том, что он адепт нового экономического мышления, настоящий рыночник. И уверенно чувствует себя в любой экономической ситуации.

И то, что директор обновленного успешного трубного завода стал первым по-настоящему серьезным коммерсантом, вовсе не случайное совпадение. Скорее, закономерность.

В сотню лучших менеджеров России входил и седьмой по счету директор И. А. Ли. В его бытность, в 1999 году, Волжский трубный завод широко и бурно отметил свое тридцатилетие. К своему юбилею завод подошел во всеоружии — готовым к любым победам и к любому лихолетью. Его уникальное техническое оснащение и коллектив, который удалось чудом сохранить, — неплохой залог будущих успехов.

В 2000 году сменился собственник и председателем совета директоров ВТЗ был назначен Анатолий Бровко. В рейтинге «1000 самых профессиональных менеджеров России» он пошел в первую сотню и 34-ю строчку в этом списке.

Смена собственника обеспечила стабильное развитие предприятия, устойчивое сотрудничество с местными и региональными властями, с профсоюзами и общественными организациями.

В 2002 году на Московской межбанковской валютной бирже (ММВБ) состоялось размещение первого облигационного займа ОАО «Волжский трубный завод» объемом 500 млн рублей... Впервые за 30 лет своего существования ВТЗ становится участником рынка ценных бумаг... у завода появилась еще одна возможность привлечения в производство дополнительных средств.

...Волжский трубный пока единственный в России завод, выпускающий трубы диаметром 1420 мм.

Первого февраля 2003 года, накануне 60-ЛСП1Я Сталинградской битвы, в областном госпитале ветеранов войн председатель совета директоров ВТЗ Анатолий Бровко и заместитель генерального директора ТМК С. Палин передали этому лечебному учреждению документы на анализатор крови — аппарат, приобретенный на деньги, собранные волжскими трубниками в ходе благотворительной акции «Вахта памяти». Ранее на средства ТМК госпиталь приобрел хирургическое оборудование, позволяющее проводить малотравматические операции.

На сегодняшний день это самое крупное промышленное предприятие, которое выпускает одну треть продукции, производимой промышленными предприятиями города. Доля ВТЗ в российском производстве труб составила 9.6%. Предприятие выполнило крупный международный контракт на поставку в Казахстан 20.5 тыс. т труб большого диаметра для строительства нефтепровода Кенкияк—Атырау. Зарубежные заказчики — консорциум в составе казахского предприятия «Национальная компания Транспорт нефти и газа» и китайской компании CNPC — высоко оценили работу ВТЗ. Более того, нефтяники заключили соглашение о дополнительных поставках труб для крупного международного проекта. Таким образом, общий объем волжских труб в нефтепроводе Кенкияк—Атырау составит 39 тыс. т (более 80% от всей потребности строительства в трубах). Общая протяженность трубопровода — 450 км.

В 2002 году волжские трубники начали производство толстостенных спирально-шовных труб (1420x18,7 мм) для Газпрома. для чего полностью модернизирован уникальный стан «2520». Общий объем инвестиций в техническое перевооружение производственного комплекса труб большого диаметра составил около 10 млн дол. ВТЗ готов конкурировать с западными поставщиками магистральных труб и тем самым решать для Газпрома проблему импорто-замещения толстостенных труб большого диаметра высокого класса прочности с антикоррозийным покрытием. Волжские трубники способны ежегодно производить не менее 150 тыс. т таких труб.

Сегодня уже никто не сомневается, что Волжский трубный завод — флагман отрасли в России и занимает это почетное место по праву.


 
Новости
Полезное
DoZoR
Последняя игра:
2008-11-22
"КАЛЕЙДОСКОП"
Следующая игра:
информации нет

Хостинг
Конкурс
Бесплатный хостинг интересным проектам.
20Мб + php + mySQL
Фотоконкурс "От сессии до сессии…"
Галерея
Торговый Дом Гранд

Улица Комсомольская

Тополь, посаженный основателем города

 

Контакты
email:admin@vol34.ru
ICQ 667471

Все права защищены